ГОЛОСОВАНИЕ
Какой жанр кино Вы предпочитаете?
Комедия
Ужасы
Фантастика
Боевик
Детектив
Триллер
Приключения
Для взрослых
Драма
Мелодрама
Фэнтези
Мультфильм
Не люблю кино
Люблю все жанры

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
 
НАШ АРХИВ
Февраль 2018 (6)
Январь 2018 (8)
Декабрь 2017 (3)
Ноябрь 2017 (7)
Октябрь 2017 (6)
Сентябрь 2017 (5)
Реклама

Дирк Саймон и его документальный фильм о Тибете

Дирк Саймон вернулся в режиссерское кресло со своим новым документальным фильмом о тибетском освободительном движении под названием «Когда Дракон проглотил Солнце».

 

Дирк согласился рассказать немного о своем проекте, который вскоре должен появиться в продаже на DVD.

 

 

- «Когда Дракон проглотил Солнце» вот-вот будет выпущен на DVD. Вы можете рассказать немного о фильме?

- Фильм является беспрецедентной попыткой взглянуть на истинную историю, рассказывающую о тибетском освободительном движении. В отличие от других документальных кино мой сюжет не упрощает события, а показывает все так, как было на самом деле. Он представляет всю сложность вопроса и расходится с распространенным клише в отношении обеих сторон конфликта. В то же время, фильм рассказывает историю единственного признанного потомка Великих Религиозных Царей Тибета, который задается вопросом о будущем своего края и пытается найти свой ​​собственный путь.

Мы получили необычный доступ к месту съемок, и отснятые кадры порой захватывают дух. Глядя на все это, вы никогда не поверите, что кино было снято в «партизанском» стиле.

 

- Что заставило Вас как режиссера начать этот проект и заняться проблемой Тибета?

- Сначала я хотел снять фильм о непрерывной линии преемственности Великих Религиозных Царей Тибета и  о подростке, который унаследовал трон без страны. Но на протяжении многих лет, изучая место и узнавая все больше и больше о разногласиях тибетской молодежи в изгнании, а также о тибетском освободительном движении, я чувствовал, что всю путаницу и дезориентацию необходимо зафиксировать документально, вместе со всем остальным.

История и направление фильма изменились за эти годы, и я хотел, чтобы  аудитория задумалась об этой проблеме и о будущем.

В этом смысле, кино получилось сложным, потому что концовка не показывает решения проблемы и способов урегулирования конфликта. Фильм заставляет каждого принять свое решение, по правде говоря, я считают это единственно верным ходом после того, как провел несколько лет в тибетском сообществе в изгнании.

 

- Насколько Вы были осведомлены о проблеме, и как повлияло ваше мнение, отраженное в фильме, на ситуацию?

- Я знал лишь основные факты о китайском вторжении. По ходу съемок я начал обнаруживать все более интересные и важные нюансы и приобретал огромный опыт.

Побывав свидетелем напряженных событий в Тибете, в то время как в Пекине проходили Олимпийские игры, я решил дать фильму новое направление.

 

- Вы говорите о большом количестве людей, которые пребывают в изгнании, и многие из них находятся в Индии. Быстро ли они согласились принять участие в проекте, и как Вы их нашли?

- Большинство людей оказались очень благосклонны ко мне, и открыты  идее стать частью фильма. Правда, мне пришлось часто путешествовать в Индию, строить с ними  отношения и доказывать свою готовность учиться.

Тибетцы – они не все монахи, среди них есть люди, которые ведут привычный нам образ жизни, и я хотел рассказать об этом. А еще хотелось бы отметить, что даже Далай-лама совершает ошибки и не знает ответов на некоторые вопросы.

 

 

- Процесс съемок занял целых 7 лет! Каковы были основные проблемы, с которыми Вы столкнулись в течение этого времени?

- Основной проблемой было финансирование, как ни банально это звучит. Еще достаточно нелегко было представить эпическую проблему доступной каждому зрителю: основные продюсерские приемы в этом случае не работают.

Вся тяжесть процесса съемок в странах с условиями и физического и психического стресса легла на съемочную группу. Мы не могли рассчитывать на помощь со стороны, поэтому пришлось обходиться собственными силами.

Ответственность за этот проект, который готовился почти 7 лет, для меня как для автора, режиссера и продюсера стало само по себе проблемой.

 

- Можете ли Вы рассказать немного о процессе редактирования, ведь у вас есть кадры, снятые в Индии, Китае и США. Как Вы собрали их воедино, чтобы история на экране получилась интересной?

- Приступая к редактированию, я знал, что мне нужно собрать воедино 3 разные истории: о молодом царе, о тибетском восстании (в прошлом и настоящем), а также о волнениях и протестах, связанных с Олимпийскими играми.

Поиск подходящей структуры занял много времени, в основном, из-за большого количества отснятого материала (более 800 часов). Задача заключалась в переплетении трех параллельных сюжетных линий, и я долго ломал голову над тем, как это можно сделать доступно. Если бы не было четкой структуры, мое повествование превратилось бы в кашу! В итоге получилась головоломка, которую должен решить каждый из зрителей.

 

- И, наконец, что собираетесь делать дальше? Есть ли у вас в планах съемки нового документального фильма?

- На данный момент я работаю над рядом проектов, которые находятся на  разных стадиях , и они  все документальные, так что ответ на вопрос: «да».

 

 

Ирина Рябова, movies about

Фото: i265.photobucket.com и theeast.org

Опубликовано в категории: Интервью
26-12-2013, 15:42

код от комментариев фейсбук