ГОЛОСОВАНИЕ
Какой жанр кино Вы предпочитаете?
Комедия
Ужасы
Фантастика
Боевик
Детектив
Триллер
Приключения
Для взрослых
Драма
Мелодрама
Фэнтези
Мультфильм
Не люблю кино
Люблю все жанры

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
НАШ АРХИВ
Ноябрь 2021 (5)
Сентябрь 2021 (2)
Август 2021 (11)
Июль 2021 (3)
Июнь 2021 (1)
Апрель 2021 (2)
Реклама

Максим Виторган: «В Ленком Захаров меня взял из сострадания»

Российский актер на съемках «Воскресенье с Кварталом» («Интер») рассказал нам об упадническом настроении по поводу своего 40-летия, почему отказывается от ролей и как портил дубли в фильме «День выборов».

— Максим, в этом году, в сентябре вам исполнится 40 лет?

— Ой, зачем вы об этом. Вы знаете, мое отношение к тому, что мне сейчас 39 лет и что мне будет 40 лет, в общем примерно одинаковое. Я в упадническом настроении по этому поводу. Пока еще не знаю, как буду праздновать — предпочитаю решать перед самым днем рождения. Но я не буду исходить из того, что мне 40, и лучше эту дату не отмечать.

— Максим, вы, как сын звездных родителей (отец — актер Эммануил Виторган, а мама — актриса Алла Балтер), в детстве страдали по этому поводу или наоборот пользовались своим статусом?

— Я долгое время не отдавал себе отчет о своем якобы исключительном положении. В этом, безусловно, заслуга родителей. Кроме того, я учился в мажорной школе с внуками членов политбюро, поэтому, в общем-то, был далеко не самым большим мажором (смеется).

— Вы были уже в достаточно взрослым, когда не стало вашей мамы (скончалась в 2000 году от рака. — Авт.). Как приходили в себя после ее ухода?

— Я не приходил в себя, а просто приспосабливался к жизни без мамы. Она всегда была мне очень близким человеком и поэтому, можно сказать так: для меня закончилась одна жизнь — началась другая. Если бы не мама, я бы наверняка женился как-нибудь опрометчиво. Честно говоря, я и по сей день чувствую ее влияние на себе. Многие люди, знавшие ее, говорят, что я очень на нее похож, не внешне, а именно внутренне. Хотя мне это тяжело оценивать. Кстати, мама же родилась в Киеве и в юности разговаривала чуть ли не на суржике. Но в итоге, переехав в Москву, она превратилась в такую рафинированную, образованную и начитанную столичную даму (смеется).

— Закончив ГИТИС, вы проработали несколько лет во МХАТе, Ленкоме, а сейчас числитесь в штате театра «Квартет И». Почему ушли из академического театра?

— По разным причинам, ведь театр — это очень сложный механизм. Организация в нем иногда плохо сказывается на характерах людей, поэтому я и уходил из многих театров. Из ТЮЗа ушел, например, потому, что я был молод и горяч и у меня возник человеческий конфликт с главным режиссером. Потом я попал в Ленком, причем я понимал, что Марк Захаров взял меня просто из сострадания. Это сейчас я понимаю, что в общем-то не особо был ему нужен, но полтора сезона я в Ленкоме проработал. Позже меня еще Олег Табаков позвал к себе во МХАТ, где я также был в труппе лет шесть-семь.

— И что, снова случился конфликт?

— Нет, конфликтов с Табаковым у меня никогда не было. Просто там в свое время произошла одна странная ситуация и все из-за женщины, которая была чуть ли не секретаршей Табакова, такой себе серый кардинал. С ней почему-то надо было выстраивать какие-то благие отношения, а дружить, потому что это «надо», я никогда не умел. Позже она стала заниматься распределением ролей в театре, и когда мне предложили три роли в разных спектаклях, которые меня совсем не вдохновили, я отказался. После чего мне было предложено перейти на договор, на что я согласился, но поставил свои условия. На что мне сказали: «Ты что тут еще выбирать будешь?». Я ответил — «Да!», на что мне последовал отказ, и мы обоюдно расстались. Но к тому моменту я уже играл с «Квартетом И».

— В этом году исполняется 5 лет со дня выхода на экраны фильма «День выборов». Расскажите о каких-то интересных моментах со съемок?

— Помню, у нас была сцена с Сашей Демидовым на корабле, во время которой я дублей семь «кололся» и начинал истерически смеяться. В итоге я все-таки испортил Саше эту сцену, и она вошла в фильм, но это оказался не самый яркий дубль.

— В последующих фильмах «День радио» и «О чем говорят мужчины» у вас уже совсем маленькие роли. С чем это связано?

— Это возмутительно, я с вами абсолютно согласен (смеется). Поскольку в театре эту роль исполняют несколько актеров, эту роль в фильме «День радио» было решено разделить на три части. В итоге играли Марьянов, я и Миша Полицеймако. И действительно от момента фильма «День выборов» до «О чем говорят мужчины» количество моего экранного времени падало, но с «О чем еще говорят мужчины» оно стало возрастать. Поэтому я надеюсь, что теперь все пойдет по восходящей (смеется).

— Кстати, вы как-то сказали, что люди, которым понравились фильмы «День выборов» и «День радио» вряд ли будут смеяться на просмотре над «Нашей Рашей» и Comedy club.

— Не совсем так. Я и сам смеюсь, что над Comedy club, что над «Нашей Рашей». Просто это другой юмор. Мне кажется, что принцип юмора, по которому был создан «Самый лучший фильм» и «Яйца судьбы», ситуативный. Я не ханжа, но, на мой взгляд, такой юмор строится только на скабрезности, а с ней нужно быть очень осторожным. Я бы употребил слово «пошлость», но под этим словом каждый понимает совершенно разные вещи.

— Знаю, что вы очень дружите с ребятами из «Квартета И». Можете, например, до пяти утра все вместе сидеть на кухне за стаканчиком?

— Да мы вообще все можем (смеется). Ведь гуляем по принципу, чтобы все забыть и на следующий раз гулять как по-новой.

— Кроме того, что вы — актер, вы еще выступили в качестве режиссера нескольких проектов — «НеГолубой огонек», «Первая ночь с Олегом Меньшиковым»...

— Это абсолютная случайность и на самом деле никакого такого перехода из актера в режиссеры не было. Это Миша Козырев (программный директор из «Дня радио». — Авт.) предложил мне выступить в качестве режиссера «НеГолубого огонька». На что я спросил: «Миша, а что я должен делать?», он ответил: «Понятия не имею!». Вот так мы и договорились (смеется). Также я был режиссером рок-феста «Нашествие» в 2004-м году и тоже по его инициативе.

— Кроме режиссерской и актерской работы, вы так же стали известны благодаря разным скетч-шоу. Многие актеры старшего поколения считают позором участие в таких низкопробных сериалах...

— Я понимаю, о чем вы, но для меня это были в первую очередь деньги. Хотя это не значит, что я как-то халтурил или наплевательски относился ко съемкам. Вообще самая главная проблема на телевидении и в кино на сегодняшний день — это сценарии. Очень мало хороших авторов.

— Вы как-то сказали, что при определенной плате можете сняться в чем угодно. Какой ваш минимум?

— Я так говорил? Ну в чем угодно, это слишком широко сказано. К тому же, никогда не говори никогда. Но я точно не буду сниматься в фильмах, в которых просматривается какой-то политический заказ или выгода.

— По этой причине вы отказались от съемок в фильме «Август. Восьмого»?

— Да, мне действительно давали читать сценарий, и после пяти первых страниц я сказал, что не буду в этом сниматься. Самого фильма я еще не видел, но по откликам друзей понял, что хорошо, что отказался от роли в «Августе».

— От первого брака у вас двое детей (15-летняя Полина и 11-летний Даниил. — Авт). Какой вы отец, Максим?

— Честно скажу, отец из меня такой себе. К сожалению, я совершенно не перенял у своей мамы талант воспитания. Мне часто не хватает терпения, въедливости, поэтому я их только жесткостью, угрозами и пытками заставляю все делать (смеется).

www.segodnya.ua

Опубликовано в категории: Интервью
19-04-2012, 12:43

код от комментариев фейсбук